14:15 

Фанфик: "Он обещал"

Alisse35
Светящийся радием эгоист
Название: Он обещал
Фандом: Монохромный фактор
Автор: Alisse
Бета/Гамма: Mr_Destiny
Пейринг: Акира/Широгане
Рейтинг: PG-13
Жанр: Романс
Тип: слэш (яой)
Размер: мини (меньше только виньетки :))
Статус: закончен
Дисклеймер: не мое и не претендую
Аннотация: Акире снится сон. Хотя все дело в обещании
Предупреждение: ООС и в некотором роде АУ, ибо смешаны оба канона и фанон. И просто ужасающе флаффный Широгане…
От автора: конструктивная критика принимается - я не кусаюсь, честно)))

Жемчужный лунный свет струится в окно, размывая границы предметов, обращая и без того зыбкие тени в трепещущие клочья тьмы. Свежий ночной ветерок раздувает, пузырит занавески, принося с собою живительную прохладу.
Широгане поднимает лицо, беззвучно вздыхает. Ветер, ветер, чего тебе стоит – коснись его губ, передай… даже не поцелуй, всего лишь невесомое прикосновение. Шепни ему истину, что обнажается только глубокой ночью, когда он спит, точно зачарованная принцесса… Когда широкополая шляпа небрежно отброшена в сторону, когда атлас перчаток матово белеет во тьме комнаты, когда волосы струятся серебром по плечам. Когда можно смотреть на него, не скрываясь, когда не нужно кривить губы в наигранной хитро-томной усмешке. Когда…
…когда воспоминания захлестывают с головой подобно гигантской волне, и от них ни спрятаться, ни скрыться – сколько ни скалься, сколько ни балагурь…
Такие мучительно долгие часы наедине с ночью, тьмой и прошлым.
Такие короткие часы свободы – от оков, в которые сам себя заковал.
…Слабый свет отбрасывает слабую тень. А если обратить свет во тьму, будет ли это значить, что тени от такого света нет и быть не может?..
Акира недовольно хмурится и коротко, судорожно вздыхает, будто захлебывается воздухом.
Широгане тянется к нему, но в последний момент одергивает себя: Акира спит достаточно чутко, чтобы почувствовать даже тень его прикосновения. И при этом достаточно крепко, чтобы умудряться по утрам досыпать вожделенные пять минуточек даже под надрывный визг будильника.
Акира снова резко, шумно вздыхает, беспокойно ворочается, порывисто взмахивает рукой – словно пытается что-то поймать, ухватить в последний момент, не дать уйти. Сквозь плотно стиснутые зубы прорывается мучительный жалобно-сердитый стон, морщинка меж бровей становится глубже.
Видимо, нечто из сна все-таки ускользает из рук: дыхание Акиры сбивается, становится рваным, неровным… с всхлипами.
Широгане, досадуя на себя, все-таки приближается к постели и осторожно склоняется к его лицу. Зрачки расширились настолько, что глаза кажутся черными провалами, наполненными чистейшей тьмой. В этот момент он готов отдать четверть жизни за то, чтобы узнать, что за сон мучает Акиру… И еще полжизни за то, чтобы разделить с ним этот сон.
- Широгане… - на выдохе, так тихо, что приходится наклониться еще ниже, чтобы расслышать. – Не уходи…
Настоящий, реальный Широгане отдал бы всю жизнь целиком, без остатка, лишь бы услышать это наяву, но Акира обращался к тому, другому, во сне. Внутри все словно связывается болезненно тугим узлом, воздуха не хватает.
- Широгане… Широгане!.. – непривычные отчаянно-умоляющие нотки, ресницы подрагивают.
Широгане отшатывается: Акира наверняка проснется от своего же стона, а вновь выслушивать его возмущенные крики не было сил. Не сейчас.
Но Акира по-прежнему мечется во сне, то судорожно цепляясь за сбившиеся простыни, то пытаясь ухватить пустой воздух.
- Не оставляй…
Широгане вздрагивает: знакомые до черных пятен перед глазами обреченность и отчаяние, вросшие в его собственную душу, звучат в голосе Акиры. Он протягивает руку, осторожно, почти неосязаемо касаясь искаженного странной эмоцией лица, готовый в любой момент отпрянуть, уйти.
Но Акира неожиданно крепко сжимает его ладонь. Дыхание немного успокаивается, лицо становится взволнованно-обеспокоенным.
Широгане, поколебавшись всего мгновение, ложится рядом: раз даже кошмар и собственные вскрики не разбудили Акиру, то такая раздражающая мелочь, как Тень под боком, вряд ли его потревожит. Но все равно ложится Широгане очень аккуратно, в душе боясь спугнуть улыбку судьбы: слишком редки эти моменты почти счастья, когда он нужен, по-настоящему нужен Акире. Возможно, даже не столько Акире, сколько… Рюуко.
Широгане замирает, когда Акира, внезапно прильнув к нему всем телом, затихает и успокаивается. Пальцы крепко стискивают плечо – это почти больно. Но Широгане не шевелится, только смотрит в темноту потолка, желая, чтобы эта ночь никогда-никогда не кончалась. Воспоминания становятся ярче, но в то же время блёкнут: что такое несовершенная память по сравнению с пьянящей реальностью?
Дыхание Акиры выравнивается, пальцы чуть расслабляются, но все равно держат крепко. Постепенно он переползает чуть выше и теперь почти лежит на Широгане, щекоча шею теплым дыханием. От этого мурашки бегут по коже, а звезды словно становятся ближе – протяни руку, и можно достать самую яркую.
В какой-то момент Акира замирает, даже не дыша. Проснулся.
Широгане застывает в напряженном ожидании: сейчас грянет буря…
Но пальцы еще крепче впиваются в плечо, стискивая ткань плаща.
- Мне приснилось, что ты ушел. Исчез, - глухо шепчет Акира, не поднимая головы.
- Это был просто сон, - мягко отвечает Широгане. Где-то на периферии сознания бьется мысль, что происходит что-то плохое, что грядет что-то непоправимое и неотвратимое.
- Нет, - резко возражает Акира, приподнимаясь. Сна ни в одном глазу. – Ты уйдешь, я знаю. Но ты должен вернуться. Должен, слышишь?! – в отчаянии восклицает он, склоняясь так низко, что видно, как винно-красные тени поднимаются в глубине зрачка.
- Я всегда знал, что ты меня любишь, Акира-кун! – срывается несерьезно-развязное с губ.
Широгане, беспомощно улыбаясь, в ужасе вглядывается в лицо Акиры, до последнего надеясь, что тот отпрянет, зальется гневным румянцем и начнет ругаться. Что сон окажется просто сном, что проклятые воспоминания окажутся всего лишь игрой воспаленного воображения.
Широгане помнит: такая же темная ночь, такая же полная луна…
- Обещай, что будешь жить! Что бы ни случилось! – требовал Рюуко, сумасшедше жадно, испуганно вглядываясь в лицо Широгане. – Обещай!
- Конечно, обещаю… Но в чем дело, Рю…
- Помни: ты обещал, - облегченно и обреченно выдохнул Рюуко, наклоняясь еще ниже. Поцелуй был жарким, исступленно-горьким, до звездочек перед глазами. Будто последним. – Что бы ни случилось… - бессвязно шептал Рюуко, беспорядочно целуя губы, щеки, веки… - Даже если я умру… Даже если этот мир рухнет… Ты должен жить… ты обещал мне – помни об этом!..

Широгане помнит, хотя иногда и рад забыть. Бесконечно долгие годы изгнания, поисков. Он жил, потому что обещал. Он искал, потому что Рюуко однажды обещал вернуться даже из смерти. И сейчас – наконец-то! – он видит в Акире черты Рюуко, слышит в его голосе те, до слез знакомые интонации.
Слухи приписывали Рюуко дар предвидеть будущее, но сам Рюуко никогда не подтверждал их.
Но и не опровергал.
И тогда, в ту темную, хоть и лунную ночь, тоже был не сон, а видение. Просто картинка или, быть может, пропасть образов и звуков – Широгане не знал. И лишь много позже он понял, что не дар это вовсе, а проклятье – видеть и быть не в силах ничего изменить.
- Обещай, что вернешься! – требует Акира, сумасшедше жадно, отчаянно вглядываясь в лицо Широгане. Он будто и не слышал его слов. – Обещай!
- Я обещаю, Акира-кун… - шепчет Широгане.
Это одновременно и похоже, и не похоже на поцелуи Рюуко. Совсем неопытно, но так знакомо страстно, настойчиво – до головокружения. Как будто и не было долгих лет разлуки.
Порой Широгане ненавидел Рюуко за вытребованное обещание жить. Но сейчас он был готов дать еще сотню таких обещаний.
Рюуко ничего не помнил наутро. И Акира тоже не вспомнит.
Широгане позволяет себе обнять его чуть крепче, уже не опасаясь разбудить и получить гневную тираду.
Жемчужный лунный свет струится в окно, размывая границы. Свежий ночной ветерок раздувает, пузырит занавески, принося с собою живительную прохладу. И кажется, что само время можно пощупать руками – так ощутима и бесценна каждая минута.
- …Широгане, что ты опять делаешь в моей постели?! – возмущенно кричит Акира, бесцеремонно и безжалостно спихивая Широгане, задремавшего только под утро, к самому краю кровати.
- Только не говори, что забыл о прошлой ночи… – вкрадчиво-соблазнительно отвечает Широгане. За сладкой улыбочкой не разглядеть, что на самом деле он с трепетом ожидает ответа, одновременно и желая, чтобы Акира все помнил, и страшась этого.
- Было бы что помнить! – с вызовом, но в то же время затаенной опаской вскидывается Акира. Взгляд цепляется за распущенные волосы, и от этого зрелища Акира отчего-то краснеет и, спотыкаясь, неуверенно пятится.
- Ах, Акира-кун, ты ранишь меня в самое сердце! – Широгане заламывает руки откровенно театральным жестом, и не думая слезать с кровати.
- Если я опоздаю, Айя меня убьет, и в этом будешь виноват ты! – Акира отводит взгляд –он и сам знает, насколько неубедительно звучат его слова.
Дверь ванной громко захлопывается – даже стекла в окнах задрожали. Улыбка сползает с лица Широгане, он больно дергает себя за прядь волос.
- Ах, Акира-кун, ты ранишь меня в самое сердце… - совсем иным тоном выдыхает он, с тоской глядя на запертую дверь.
Он обещал.

@темы: Акира, Подарок на вступление!, Рюуко, Фан-фикшн, Широгане

   

Monochrome AU world

главная